ЗВЕРНІТЬ УВАГУ!

Гранти

Офіційні сайти

Корисні Веб-ресурси

Управління сім"ї, молоді та спорту

 Центр   моніторингу столичної освіти

Український центр оцінювання   якості освіти

Київський регіональний центр оцінювання якості освіти

Київський палац дітей   та юнацтва

Київський університет мені Бориса Грінченка

Київська міська   психолого-медико-педагогічна консультація

Календар

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Від психолога

105098

Екатерина Гольцберг

детский и семейный психолог, аналитический психолог, член Профессиональной Ассоциации детских аналитических психологов

 

 


Голос в моей голове, или Комплексы, привитые с любовью

Екатерина Гольцберг
Стаття згідно оригіналу: 

http://gazeta.zn.ua/family/golos-v-moey-golove-ili-kompleksy-privitye-s-lyubovyu-_.html

164235

Никто не станет спорить с тем, что любить своих детей — хорошо и правильно. Никто не станет осуждать родителей за то, что они передают свой бесценный опыт детям, давая им понимание, что же все-таки есть хорошо, а что — плохо. Никто не осудит взрослых за желание предостеречь, подстелить подушечку, уберечь от ошибок, предвосхитить несчастья. Никто, кроме самих детей, которые лишаются возможности жить, ошибаясь и разочаровываясь, но все-таки жить настоящей полноценной жизнью.

Неблагодарные, скажете вы? Несчастные, скажу я.

Одна моя знакомая (не слишком полная женщина) очень переживает из-за лишнего веса. Она понимает, что ситуация возникла лишь потому, что в детстве ей — маленькой худой девочке — мама внушала, что если она не доест все, что лежит на тарелке, еда будет бегать за ней весь день. Ужас маленького ребенка превратился в привычку доедать все. С тех пор прошло немало лет, но маленькая девочка в большом взрослом теле не может ничего оставить на тарелке. И не только на своей: она “доедает” за всеми близкими. Мамина “установка” действует сквозь времена и годы.

Другая моя знакомая всю жизнь считает себя виноватой в разводе родителей. Мама в сердцах сказала, что папа ушел потому, что она плохо училась и плохо себя вела. Да, она окончила школу с золотой медалью, но папа так и не вернулся даже после двух красных дипломов и кандидатской диссертации. Думаю, вы представляете, что перфекционизм моей знакомой приобретает совершенно причудливые и часто непереносимые другими людьми формы — она совершенно нетерпимый к ошибкам начальник — и в свои 37 совершенно одна. 

Еще одна знакомая, когда ей было шесть лет, подслушала как бабушка сетовала маме: “Ой, лишенько, хто ж її візьме заміж з таким носом?”. Первой операцией, которую пережила моя знакомая, была ринопластика. А дальше — больше. Принесло ли ей это счастье в личной жизни? Надеюсь…

В мой кабинет взрослые часто приносят истории из своего детства. В нем родительское послание превратилось в глубинный страх, голос в голове, который принимается как принцип отношения к себе и миру. Эти послания останутся с ними навсегда, как ядро нашей личности, как послание от всего мира. Ведь родители для ребенка и есть весь этот мир, божественная истина.

Да, для ребенка слова родителя — безусловная неоспоримая истина, на которою нужно и можно опереться, с которой будет легче идти по жизни. Истина, которую мы повторяем, не задумываясь, уже собственным детям, считая, что хотим, как лучше, что так мы их “воспитываем” и защищаем от опасности.

Но мы даже не представляем, сколько разнообразных страхов “вырастает” из вскользь сказанных фраз, из наших “фигур речи”, которыми мы хотим украсить свои родительские установки, сделав их более убедительными.

Совершенно непринужденно на этом фоне возникает страх вырасти и стать взрослым, который легко запускается небрежными фразами: “вот вырастешь — узнаешь, почем фунт лиха!”, “я в твои годы уже…”, “вот получишь паспорт (диплом) — и катись, куда хочешь”, “вот будет тебе 18 — узнаешь, что такое самостоятельная жизнь!”. Шикарный способ дать возможность психике ребенка оправдать всю свою инфантильность, желание регрессировать, зависимую от родителя позицию, и как результат — нежелание расти, развиваться, учиться, быть самостоятельным и принимать решения. Из такого ребенка вырастет, конечно, взрослый, но он “никуда не денется от мамочки”. 

Страх не вырасти — еще один страх и другая крайность родительской бесконечной заботы. “Ну вот, плохо ешь — не вырастешь”, “плачешь, как маленький”, “да ты никогда не сможешь это сделать”, “у тебя всегда ужасно получается”, “таких маленьких туда с собой не берут”. Как же тут наслаждаться детством? Надо срочно расти, доказать, смочь, не плакать. И появляются в кабинетах у психологов маленькие “старички” и “старушки” со всем набором взрослых болезней и сетованием на эту взрослую детскую жизнь. Дети, лишенные детства, — жуткое зрелище! До тошноты послушные, до оскомины рациональные, не по-детски логичные и размышляющие о своей судьбе, без мечты, без слез и без веры в себя.

Страх не соответствовать запросам родителей, а как результат — запросам общества, превращается в постоянный кошмар от возможности и присутствия социальной оценки: а что скажут люди? Начинается все с невинных слов “на тебя все пальцем показывать будут”, трансформируется в “мы тебя такого (непослушного, нерадивого, злого, неблагодарного) отдадим в детдом (интернат)”, а заканчивается страстным “придешь грязным — убью!”. И как объяснить взрослому, что эта “метафора” никак не может восприниматься ребенком как фигура речи, и что ребенок свято верит в то, что именно убьет? Да, его реально ждет интернат или тюрьма! Это ведь моя мама, а мама врать не может. Мама ведь всегда права. И если мама говорит, что у меня “руки кривые, и непонятно, откуда растут”, то видимо так и есть. И ничего уже с этим не поделать. 

Отдельным пунктом родительской “сверхзаботы” могут проходить сцены родительского насилия над волей ребенка, которые выглядят как благое дело преодоления детских страхов перед водой, высотой, спортивными играми и соревнованиями, усилиями по формированию воли к победе и желания развиваться, не бросать начатое дело на полпути. Уверена, вам доводилось видеть, как орущего малыша заботливо тащит в воду папа, приговаривая: “Да ну, ты же мужчина, это не страшно!”. После этого любящий отец толкает малыша в холодную воду на глазах у умиленной публики: “Ну да, это ж для пользы! Научится плавать — поблагодарит!”. Наверное, я ничего не знаю про благодарность, но знаю, что моя подруга считает семь потерянных лет в музыкальной школе семью кругами ада и насилием, но за 15 лет нашего знакомства я никогда не видела ее “за роялем”. Верю, что кому-то это помогло, и защитников позиции “вырастет — поблагодарит” среди моих читателей тоже будет немало, но стоит ли за этим всем личность ребенка? Может, этот страх или нежелание что-то делать — всего лишь способ ребенка развиваться согласно своей личной программе, своим потребностям и в соответствии со своей волей? Но нам кажется, что мы знаем про ребенка больше, что мы чувствуем его лучше, что уж наверняка не ошибемся, если сможем предостеречь и научить впрок.

Маниакальный родительский контроль не имеет ничего общего с безопасностью ребенка, скорее, это всего лишь возможность самому родителю подавить свои тревоги, кованой цепью привязав чадо к себе страхами. Да, мир не безупречен. В нем есть место насилию и безразличию, обману и предательству, и разного рода фрустрациям, которых хотелось бы непременно избежать. Но так ли уж хорошо и полезно жить в теплице?

Скажу ужасную вещь: страшные последствия травматических событий психологами часто сильно преувеличены. Нет, не то чтобы травма — это уж сильно хорошо и полезно, но у многих людей возникает соблазн уйти от решения многих взрослых проблем, оправдав это все некими обстоятельствами в прошлом, которые якобы сильно повлияли на их жизнь. Уверена, у адекватного здорового ребенка всегда найдется достаточно жизненных сил для того, чтобы справиться с даже очень серьезными травматическими событиями, при условии, что рядом с ним есть вполне адекватный, любящий и включенный в события взрослый. Не тот взрослый, который своею волею отменил событие, а тот, который помог с ним справиться, оказался рядом тогда, когда был нужен.

Мы все стоим перед непростым выбором: научить ребенка защищаться или не пустить туда, где опасно? Развивать, невзирая на сопротивление, или дать ребенку понять, что он хочет делать сам? Отменить все опасности и разочарования или поддержать в нужный момент, давая возможность разочаровываться согласно возрастным особенностям? Горевать по неразделенной любви или никогда не любить? Делать любимое дело или зарабатывать на жизнь?

Каков бы ни был ваш выбор — он всего лишь ваш выбор, и не навязывать ребенку свои паттерны — это великий труд, который под силу не каждому. Ведь мы все неоднократно следовали за “родительскими голосами в голове”, убивая в себе желания, мечты и меняя предназначения. 

Для того чтобы расти, детям нужен опыт. Свой личный. Очень непросто забыть или не учесть “родительские послания”, и они долгие годы продолжают “защищать” нас от любви, от успеха, от себя…

Стаття згідно оригіналу: 
http://gazeta.zn.ua/family/golos-v-moey-golove-ili-kompleksy-privitye-s-lyubovyu-_.html


Like ценою в жизнь, или Смертельные селфи

Екатерина Гольцберг
Стаття згідно оригіналу: 
http://gazeta.zn.ua/family/like-cenoyu-v-zhizn-ili-smertelnye-selfi-_.html

159322

Об этом очень страшно и трудно писать. Но чрезвычайно необходимо. Ведь если не писать, не говорить, не поднимать эту тему, то мы будем терять и терять детей, у которых хватило смелости сделать то, что нам, взрослым, кажется глупостью. Хотя стоит признать, что эпидемия опасных селфи захватила даже многих взрослых, причем мотивы — как у взрослых, так и у детей — невероятно похожи. Сводки происшествий наполняются бессмысленной гибелью детей и не вполне повзрослевших взрослых, пытавшихся сфотографироваться на железнодорожных путях, поездах, мостах, крышах домов, высотных кранах. Адекватному человеку кажется абсурдным сама мысль о том, что ради такого фото можно так рисковать своей жизнью, но от этого таких фотографий на просторах Интернета не становится меньше. Можно придумать самые красивые названия явлению и называть этих людей руферами,  трейнсерфингерами, трейсерами и джамперами, можно получить 100k лайков, но страшно даже подумать, что твой, именно твой ребенок полезет на крышу высотного здания или электровоза. 

Если вы резонно считаете, что вашему домашнему мальчику ничего не грозит, вы глубоко ошибаетесь. У вашего сына или дочери обязательно найдется опытный друг, который уговорит его полезть туда, куда вы точно запретили, и именно от решительного “нет” вашего ребенка может зависеть его жизнь и здоровье. Настолько ли вы уверены, что у него хватит аргументов для этого спасительного “нет”? Я не уверена. Если вы считаете, что во всем виноват только злосчастный Интернет, вы тоже ошибаетесь, ведь Интернет дает картинку-образец или картинку-результат — те самые “лайки”, но он не определяет необходимости и потребности конкретно вашего ребенка, не регулирует ваше внимание к нему и вашу занятость. Это все вы регулируете только сами.  

Чтобы понять мотивы, которые двигают детей на риск, мы, взрослые, должны взглянуть на себя глазами наших детей: как часто мы выглядим в них неудачниками, “лузерами”, которые не способны на поступки, риски, эмоциональную смелость, то, что они, подростки, называют реальной жизнью. Именно в тот момент, когда они нас презирают за косность и убогость наших будней, они дают себе слово, что жить так, как мы, они не хотят, а значит нужно отправиться в путь за адреналином. В  этот момент волшебным решением проблемы было бы появление значимого взрослого — в виде тренера, наставника или авторитетного друга, который предложил бы что-то увлекательное, но не столь опасное. Однако ребенок уходит от близких в полной тишине, незамеченной тенью проскальзывая на свободу, где его встретят те, кому интересны его проблемы, и предложат рискнуть. 

Надо понимать, что для подростка наличие конформной группы — обязательное условие его развития. Подросток испытывает острую потребность принадлежать к некому сообществу единомышленников, даже если для этого нужно чем-то пожертвовать. Это условие необходимой каждому ребенку инициации — перехода из детства во взрослую жизнь. Оценивать риски — это дело взрослых, а у молодого человека в период полового созревания важным аргументом личностной идентификации является не только вопрос “Кто я?”, но и ответ на вопрос “С кем я?”. Обесценивая достижения взрослых, что по сути является нормальным и допустимым, взрослеющий человек хочет начать подсчет собственных баллов и в погоне за ними готов испытать себя. Во времена, когда процесс инициации проходил более ярко и конкретно, молодому человеку предоставлялась возможность попробовать себя в сражениях, турнирах, в битве с равными и даже на поле боя, получив там не только шрамы и отметины, но и бесценный опыт. Современная действительность такова, что взрослеющему человеку некуда идти — организаций, объединяющих молодежь, практически нет, а значит инициироваться нужно самому, и самому приходится искать себе стаю. А в стае есть свои законы: “А тебе слабо?”, “А давайте все вместе это сделаем, кто первый струсит — лузер”, “А давайте попробуем пнуть собаку…”. И хрупкая возрастная самооценка трещит по всем швам, и единственный выход — не сдаться, попробовать. И пробуют, и получается, и тысячи лайков — тому подтверждение. А что значат для неокрепшей психики тысяча лайков — это просто не описать: практически джекпот! Подростку в большей степени свойственен нарциссизм —  без этого периода сложно выжить, продолжая верить в себя. И с этого момента подросток уже во власти своей минутной славы. О каком голосе разума может идти речь, когда под этим фото стоят лайки папы и мамы? Они потом, когда случится беда, вспомнят об этом? Но им, взрослым и разумным, кажется, что они были включены, что они повернулись лицом к ребенку, хотя, по сути, на месте ребенка был бездушный компьютер. И в тот момент, когда был повод обсудить с подростком его поступок, его планы на будущее и его взгляды на жизнь, взрослые отделались лайком в соцсети: “Да, я тебя вижу,  малыш! Ты крут!”. И никто не обсудил с мальчиком его фото с выставленным средним пальцем, никто не подсказал дочери, что вот эта фотография в трусиках совсем не то, что стоило бы выставлять на общественное обозрение. Взрослым прикольно — дети как взрослые. Жизнь забавами полна!

А дети берут и берут жизненный опыт, который замешан на свободе, но ничем не обеспечен, не гарантирован. Ты можешь 100 раз удачно прыгнуть с крыши на крышу, а на 101-й упасть. Никаких гарантий, никаких страховок.

И рядом нет ни одного взрослого. А ведь если бы были походы, костры, испытания себя на прочность в относительно безопасных условиях под руководством опытного инструктора с карабином от страховки в руках… Но такой поход с учителем по реке, как в фильме “Географ глобус пропил”, практически невозможен. Ведь чтобы поехать на экскурсию с учителем даже в Белую Церковь, нужно получить такое количество разрешений и согласований, что учителю уже ничего не захочется, да и мужчин-учителей в современной школе практически  не осталось. И вся надежда на родителей, на семью, подчас на семью, где ребенок давно уже воспитывается однополыми родственниками — мамой и бабушкой, которые изгнали отца из процесса воспитания и влияния на выбор ребенка. Их единственным выбором может быть только полная изоляция ребенка от мира, а не знакомство с миром, ведь так спокойнее. И подросток все равно забунтует, убежит, найдет себе отдушину, стоя на крыше соседнего дома, залезет на электричку, зависнет на рельсах, прыгнет с моста. Он сделает все, чтобы наполнить жизнь, сделать ее ярче, обратить на себя внимание, которое подростку так необходимо.

Поэтому  родителям, обнаружившим на страницах у своих детей селфи, даже обычные, без намека на риск, все-таки стоит с детьми это обсудить. Маркерами нездорового увлечения селфи могут быть: слишком частые фотографии, которые обязательно размещаются в соцсетях, некачественные фото, снимки из одних и тех же ракурсов, одинаковые позы на фотографиях, селфи из необычных ракурсов (например, всегда со стороны спины или сверху), слишком откровенные и провокационные фотографии, ну и, конечно, селфи в опасных местах — на крышах домов, на движущемся транспорте. Важно понимать, что сами фотографии не несут вреда, но человек, уловивший “фишку”, которая обеспечила большое количество одобрений со стороны пользователей соцсетей, может увлечься, “залипнуть” на этом нарциссическом кураже. А дальше потребуется увеличение дозы внимания, которое обеспечивается только усилением шокирующего эффекта. И вот тогда ребенок будет искать то, что обеспечит ему желанное внимание и необходимую от взрослых свободу. 

Взрослым, которые хотят обеспечить безопасность своим детям, важно учесть следующее: дети часто просто не осведомлены о том, что то, что они делают, смертельно опасно. Лично беседуя с подростками, я обнаружила, что многие даже не знают, с какой скоростью движется поезд, и что такое “тормозной путь”. Не знают, что электровоз находится под напряжением, и что напряжение там не как в батарейке. Не знают, что такое “электрическая дуга”, и что в воде проводимость тока увеличивается. Не знают, что такое “шаговое напряжение”, и как выходить из зоны поражения электричеством. Не знают, что такое “центр тяжести”, и как использовать рычаг. То есть шансов спастись во многих ситуациях у наших детей минимальны, если мы не будем их обеспечивать практическими знаниями.

Важно и нужно вести с детьми диалог — объяснять, беседовать, учить, делиться личным опытом или давать это сделать тем, кто сам попадал в опасные ситуации. Надо научить их говорить “нет” тем, кто уговаривает пойти на риск, и проявлять в этом твердость и последовательность. Потому что единственное наше оружие — запрет — не работает.

Стаття згідно оригіналу:
http://gazeta.zn.ua/family/like-cenoyu-v-zhizn-ili-smertelnye-selfi-_.html


Научить учиться. Как мотивировать ребенка?

Екатерина Гольцберг
Стаття згідно оригіналу:
http://gazeta.zn.ua/family/nauchit-uchitsya-kak-motivirovat-rebenka-_.html

145491Как только ребенок переступает порог школы, современный родитель в панике пытается сделать все, чтобы он ходил туда с удовольствием. 

Какие только методы и приемы не используют родители! И шантаж, и запугивание, и вознаграждения в виде подарков, всевозможных благ и даже денег… Но дети, как правило, теряют интерес к учебе уже в начальной школе. Сталкиваясь с отчаявшимися родителями на консультациях, я часто осознаю, что они с завидным упорством делают “все наоборот”, даже если читали “правильные книги по психологии”. Я прекрасно понимаю, что сценарии поведения по мотивации своих чад папы и мамы черпают в своем детстве, у собственных родителей, главным девизом которых было: “Приучить!”. И в этом хаосе пытаются вспомнить, что же именно их заставило учиться. Часто родители так и говорят: “Меня отец отлупил, и я начал учиться!”, выбирая из всего арсенала методов, увы, самый запомнившийся, а не самый эффективный.

Сейчас важно понимать, что учеба в современной школе выглядит по-другому, чем 20 лет назад. Обучение — это, по сути, поток нужной и ненужной, полезной и бесполезной информации. В потоке такой разнообразной информации из всевозможных источников ребенку гораздо сложнее выбирать, хотя сам выбор огромен. Так как ребенок имеет реальную возможность выбрать, откуда черпать знания, увы, он часто совершает выбор не в пользу учителя. Учитель на фоне современных технологий выглядит скучным ретроградом, и шансов быть интересным у него все меньше. Наверное, именно поэтому “крутые” столичные школы оснащены мультимедийными досками, смарт-телевизорами и компьютерами. И даже в окружении этих технологий учитель теряет конкурентоспособность. Ведь не секрет, что с ролью накопителя и транслятора информации компьютер и Интернет справляются лучше, и школе надо это принять и перестроить свои кадры на то, чтобы стать скорее путеводителем, гидом, сопровождающим ребенка в мире информации. 

В сложном информационно-насыщенном мире задача учителя — научить ребенка отсеивать, фильтровать информацию, отличать ложь от истины, анализировать, систематизировать, искать, направлять внимание в нужную сторону. Иначе “перекормленный” информационным потоком ребенок всегда сыт по горло и познавать новое не хочет, точно так же, как ребенок, наевшийся конфет, не будет кушать суп. И это первая причина отсутствия мотивации к обучению. Сытого ребенка невозможно накормить даже вкусной и полезной пищей.

Следующей причиной падения интереса к школе у детей является, как ни парадоксально это прозвучит, т.н. раннее развитие, которое буквально захватывает родителей. В то время, когда ребенок должен играть, заниматься творчеством и развиваться физически, не в меру обеспокоенный будущими успехами чада родитель сажает его за парту и заставляет учиться. Мало того, что некоторые отделы мозга еще не готовы к восприятию определенной информации, не созрели моторные функции, позволяющие малышу сидеть и быть внимательным, так еще и к этому родитель добавляет оценочность, давая ребенку понять, что любить его могут и будут только за то, чего он достиг. Завышенные требования в этом возрасте парализуют волю ребенка, он начинает понимать, что любовь взрослых людей к нему не безусловна, а зависит от его успехов. Это существенно нарушает картину мира и совершенно обезоруживает родителей в поисках мотивирующих идей. Я не против раннего развития, но под ранним развитием я не подразумеваю обучение школьным предметам.

Добавлю к этому еще одну причину. Если из-за некомпетентности, бестактности, предвзятости учителя (родителя) ребенок получит негативную оценку своей деятельности, — пиши пропало: больше к этому занятию ребенок не подступится. А выглядит это в виде фраз: “Ой, что это ты тут накалякал?”, “Что за дурацкую зверушку ты слепил?”, “Не делай это, все равно у тебя не получится”, “Лучше это сделаю я”, “Вон смотри, как у Кати красиво, а у тебя как всегда…”. Критика со стороны взрослых — еще одна причина падения мотивации. Обычно она сопровождается еще и желанием взрослых сделать все не ВМЕСТЕ с малышом, а ВМЕСТО малыша. Для ребенка это сигнал: ты сам не справишься, ты не способен, брось это дело! Где здесь взяться здоровой мотивации? Поэтому нужно поощрять в ребенке самостоятельность, помогать только тогда, когда он сам об этом попросит, хвалить за успехи. Хвалить тоже надо уметь правильно. Недостаточно просто сказать ребенку “молодец”. Когда вы хвалите работу, малыш должен ощутить, что вы не просто смотрите на нее, но и видите то, что изображено. Важно отметить детали, которые вы разглядели, расспросить, что там нарисовано, сделано, тогда ребенку будет очевидна ваша заинтересованность, и он будет желать повторить этот приятный опыт.

Измучив свое чадо ранним развитием, родитель спешит отдать его в школу тоже пораньше, полагая, что интеллектуальный уровень — единственное, что необходимо ребенку для того, чтобы быть успешным в учении. При этом не берутся во внимание потребности ребенка, его возможности воспринимать и перерабатывать информацию, его физическое развитие, здоровье и та самая здоровая мотивация. Как правило, идя в первый класс, малыш не совсем понимает, что такое школа, и зачем она ему нужна. Чаще всего он просто хочет “угодить родителям”, так как в это время они являются самыми значимыми людьми в его жизни. И если мама сказала, что школа нужна, стало быть, так оно и есть. Ребенок в это время чаще имеет внешнюю мотивацию, но это не значит, что она не может превратиться во внутреннюю при правильном подходе. 

Ранний поход детей в школу дает негативные результаты практически сразу. Биологическая неготовность ребенка к школе приводит к усталости, неспособности сосредоточиться на заданиях, разочарованиям и как результат — к школьной дезадаптации. И это никак не способствует желанию учиться и получать от этого удовольствие. Поэтому главный девиз первого похода в школу: “Вовремя!”. 

Если малыш еще и не посещал детский сад, то у него может быть не сформировано произвольное поведение, которое дает возможность ему играть и взаимодействовать по правилам, учитывая интересы и потребности других людей, их желания и чувства. Такой школьник часто действует на свое усмотрение, не учитывая необходимость считаться с мнением окружающих. В итоге он получает реакцию на свои действия, к которой не привык, и в дальнейшем это может развиться в устойчивое нежелание ходить в школу, которая живет по недоступным и непонятным ему законам. Если родители при этом во всем обвинят школу и учителя, ребенок тут же зафиксирует, что школа для него — инородный объект, и будет враждебно относиться к ней. И учиться в таких условиях станет невозможным. 

Мотивация ребенка напрямую зависит от положительного отношения к школе его родителей, их личный опыт и сценарии влияют на их фразы о школе, оценку учителя и его деятельности, способность к критике и обесцениванию школьных событий. Поэтому родителям нужно быть предельно внимательными к собственным высказываниям о школе, учителях и школьных предметах. Фамильярность и отсутствие субординации по отношению к учителю никак не способствует формированию уважительного отношения к школе. Обесценивающие фразы о школьных предметах, о том, что учение — потеря времени, не приведут к тому, что ребенок на этом фоне вдруг начнет учиться и всем сердцем полюбит школу. Огромную роль играет личность первого учителя, и если ребенок вдруг заявит, что, мол, “мама, ты неправильно говоришь, а вот учительница правильно”, не следует разоблачать “эту самозванку с дипломом” — лучше порадоваться тому, что ребенок в учителе нашел авторитетного человека.

И вот ребенок вовремя и в полной готовности пришел в школу. Что же может его демотивировать?

Как правило, дети, которые не хотят учиться, живут в семьях, где отсутствуют единые правила и требования к ребенку со стороны родителей или других членов семьи, где мама и папа дают малышу противоречивые инструкции по выполнению, например, домашних заданий, соблюдению режима дня, где существенно отличаются критерии успешности и правильного поведения. Ребенок, уловив такие различия, учится манипулировать требованиями, приспосабливая родительские разногласия под свои нужды. 

В таких семьях отсутствуют режим дня, четкая организация жизни и быта ребенка, контроль выполнения домашних заданий осуществляется в случайном бессистемном виде, критерии меняются в зависимости от настроения и доминирования одного из членов семьи. Поэтому важно выработать общую стратегию в воспитании и обучении малыша, а также единые критерии, которые не станут меняться в отсутствие того или иного члена семьи. Необходимо совместно (и при участии ребенка) разработать режим дня, правила выполнения разного рода заданий, распределить обязанности по контролю их выполнения. Иногда для этого приходиться исключить бабушек из процесса воспитания, если они попустительствуют ребенку и меняют требования в зависимости от своего личного отношения к внуку или из ложной жалости. 

Дети, в чьих семьях частые конфликты и скандалы между родителями, также могут не слишком хотеть учиться, независимо от того, живут родители вместе или отдельно. Ребенок в такой семье тратит много энергии на переживание или улаживание конфликтов, и у него может просто не хватать сил на учебу. Абстрагироваться от такой ситуации без посторонней помощи самому ребенку сложно, и он реагирует на такой стресс снижением всех форм активности. Переживать за оценки в такой обстановке ему просто не приходит в голову. Поэтому важно понимать, что ребенок не может и не должен выполнять роль медиатора между родителями, нельзя возлагать на него ответственность за ваши отношения, спрашивать его мнение и включать в ваш диалог. Следует помнить: если в семье возникает угроза развода, то успеваемость ребенка может снизиться, и прежде чем упрекать его в этом, взрослые должны разобраться в своих отношениях.

Изменения в семье могут быть и приятными, например, рождение второго (третьего) ребенка. Но и эта ситуация может серьезно повлиять на старшего ребенка, вызывая ревностные, конкурентные чувства. Старший, желая получить привилегии младшего, может попытаться психологически регрессировать, буквально снизить свой интеллектуальный уровень, чтобы привлечь к себе родительское внимание. Мне известны случаи, когда старшие дети переходили на “детский язык”, начинали требовать их одевать и кормить, делать с ними уроки, хотя уже вполне справлялись самостоятельно. Особенно если родители все время говорят, что у младшего есть преимущество в любви и внимании, “потому что он маленький”. Старший ребенок четко улавливает посыл: хочешь быть любимым — будь маленьким! 

Еще одна любимая “фишка” родителей — это желание клонировать себя в ребенке, навязывая чаду свои представления о его будущем, часто реализуя несбывшиеся мечты и чаяния. А ведь ребенок — не ваша улучшенная копия, а отдельная личность с, возможно, совсем иными потребностями, талантами и желаниями, и ваши попытки слепить из него “свою мечту” могут окончиться если не трагически, то вполне реальными разочарованиями. 

Ничто так не демотивирует человека, как исполнение чужой мечты. В ситуации поиска призвания ребенку важно предоставить свободу, позволяя ему менять свои предпочтения, искать себя в разных формах и видах деятельности, не запрещая менять свои увлечения, доверяя его выбору. Именно так проще в дальнейшем определиться с профессией, чем, окончив музыкальную школу, навеки забыть о пианино и вычеркнуть из памяти нотную грамоту. 

Часто родители в последней отчаянной попытке мотивировать ребенка учиться прибегают к денежному вознаграждению. Признаюсь, все подобные случаи, которые мне знакомы из практики, закончились полным провалом. Деньги — действительно сильный и мощный мотиватор, но только тогда, когда человек умеет ими распоряжаться. К тому же критерии оплаты за оценки выглядят весьма сомнительно. В одной семье папа завел ребенку домашний “банковский счет”: клал на него деньги за высокие оценки и снимал за низкие. Через некоторое время ребенок зашел в “глубокий минус” и совершенно потерял интерес к этой “забаве”, как, впрочем, и к учебе, ведь отдавать долг ему попросту было нечем. И папе мотивировать тоже уже было нечем. Выбор платить или не платить — за вами, но будет ли ваш ребенок потом делать что-то для вас бесплатно, если он учится для вас за деньги? 

Надеюсь, бить ребенка за оценки вам не придет в голову…

Важно знать, что сравнивание ребенка с другими детьми, высмеивание, некорректные высказывания в его адрес и в адрес его деятельности, подавление личности, обвинения, угрозы, побои — плохие помощники в мотивации ребенка учиться.

Итак, что же мотивирует ребенка к учебе?

Своевременное начало учебного процесса, согласно физическому и психологическому возрасту.

Адекватная учебная нагрузка и требования к ребенку.

Адекватная оценка его успехов и промахов. Фиксация на успехах.

Обучение ребенка КАК учиться, давая ему правильные схемы и методы получения знаний, соответствие методов его возрасту и потребностям.

Уважение к школе, учителю, учебному процессу.

Своевременное поощрение и похвала в случае удачи, поддержка и помощь при неудаче.

Благоприятная обстановка в семье, единые требования и методы воспитания, доверительная атмосфера в семье.

Контроль и режим дня, приучение к самоконтролю.

Если вы видите в ребенке личность, верите в его силы и поддерживаете в трудные минуты, это всегда принесет свои плоды, и вы будете им гордиться.

Стаття згідно оригіналу:
http://gazeta.zn.ua/family/nauchit-uchitsya-kak-motivirovat-rebenka-_.html


Самое важное для успешного обучения в школе

Екатерина Гольцберг
Стаття згідно оригіналу: http://gazeta.zn.ua/family/samoe-vazhnoe-dlya-uspeshnogo-obucheniya-v-shkole-_.html

111368

1 апреля в Украине стартует конкурсный отбор первоклассников в школу.

По шкале стрессов поступление в школу имеет 26 баллов из 100 возможных и входит в “Двадцатку” самых сильных. Конкурсный отбор — испытание не только для ребенка, но и для всех членов семьи, экзамен на умение соотнести свои амбиции с желаниями и возможностями своего малыша. Увы, не каждый родитель может трезво оценить физические и интеллектуальные способности своего ребенка, что в конечном итоге приводит к серьезным проблемам со здоровьем, мотивацией к обучению и в целом к разочарованию в школе.

Важно знать, что право на конкурсный отбор имеют только специализированные школы, лицеи и гимназии. В обычную районную школу ребенка обязаны принять по заявлению родителей, без каких бы то ни было собеседований. Что касается школ, имеющих право на конкурсный отбор, то правила конкурсного отбора должны быть доступы публично, иметь четкие границы и быть понятны. В таком конкурсном отборе участвует и школьный психолог, в задачи которого не входит проверка знаний. Психолог изучает мотивацию к обучению, внимание, память, социальную компетентность ребенка (умение выстраивать свое поведение с учетом ожиданий и представлений других людей), т.е. наличие элементарных представлений об окружающем мире, отношениях людей, способность поступать так, как принято в обществе, умение управлять своими чувствами и эмоциями. Психологу также необходимо знать нормы физического развития ребенка и учитывать их при поступлении детей в школу.

К сожалению, многие школы не имеют четких рамок и критериев оценки готовности ребенка к обучению, а в некоторых просто нет специалистов-психологов. Многие задания подаются достаточно расплывчато, неточно, некоторые не соответствуют возрасту малыша. А с учетом того, что ребенок может растеряться, не выспаться, быть “не в духе”, результаты зачастую далеки от ожиданий родителей и их личных знаний о собственном ребенке. Поэтому важно понимать, что вести ребенка на собеседование нужно не вместо сна и не сразу после сна. Помните, что ребенок сразу после еды тоже не способен к интеллектуальным подвигам, поскольку все силы организма идут на переваривание пищи, а значит, после ее приема должно пройти не менее часа. Перед тестированием ребенка нельзя запугивать — “вот не сдашь — получишь!”, стыдить — “опозоришься!”, ставить в зависимость от результатов теста. Лучше перед собеседованием прогуляться с ним пешком. Поддержка и любовь родителей — обязательна! Малышу будет приятно, если вы лично будете присутствовать при его первом испытании, а не доверите его няням или бабушкам. Кстати, школа не имеет права запретить вам быть рядом с малышом во время собеседования, но важно при этом не вмешиваться в процесс беседы, так как вместо поддержки вы можете оказать “медвежью услугу”: малыш, понимая, что сказал что-то “не то”, может замкнуться и перестать отвечать.

Иногда педагогам или психологам, чтобы “разговорить” малыша, понадобиться чуть больше времени. Не торопите ребенка, даже если вам кажется, что он готов и просто упрямится. Ваше вмешательство может лишь усугубить упрямство.

На собеседовании ребенку важно суметь “проявить свои таланты”. Поэтому если ваш малыш уже умеет читать или считать, пусть почитает или посчитает, даже если этого не требовалось. Похвала и одобрение придадут ему сил, и в остальном он также сможет проявить свои умения.

По закону, конкурсный отбор в первый класс могут проводить только лицеи, гимназии и специализированные школы. Но, согласно Инструкции о порядке конкурсного приема, это должна быть не проверка знаний, а диагностика уровня общего развития ребенка, его готовности к обучению и способности к изучению дисциплин в соответствии со специализацией школы. Но, к сожалению, иногда на собеседованиях все же проверяют уровень актуальных знаний. Бесспорно, знания важны, но важны знания об окружающем мире, человеческих отношениях, об установлении причинно-следственных связей, важны память и логика. Но как раз их ребенок может познать в быту, игре, в общении с родителями и сверстниками. Сами по себе тесты — это стресс и для ребенка, и для родителей. Поскольку уже более 10 лет я провожу собеседования при поступлении детей в школу, поделюсь тем, что, на мой взгляд, действительно важно учесть родителям.

1. Здоровье. Именно его следует поставить на первое место. Важно понимать, что маленький человек так устроен, что для овладения знаниями ему нужны силы, и эти силы уходят не только на учебу, но на рост и физическое развитие. И если где-то тратится энергия на интеллектуальный рост, то дефицит может возникнуть в области здоровья. Раз внешняя среда требует выполнения определенной задачи, мозг ее будет выполнять, но за счет каких-то других структур психики. Я часто сталкиваюсь с тем, что родители спешат отдать ребенка в школу. Их аргумент прост, дескать, смотрите какой он умный, интеллектуально развитый и в школу “очень хочет”. Но, увы, уже к концу первой четверти этот малыш едва ли не лежит под партой, выходит “в туалет” при любой возможности, потому как реально сильно устает, несмотря на предварительный запас знаний. Порой вообще не хочет ходить в школу и начинает болеть. Школа требует от ребенка устойчивой концентрации внимания, которую несозревший организм просто не может обеспечить. Имеет значение даже рост и длина конечностей ребенка! Одним из тестов на физическую готовность к школьному обучению является т.н. “филиппинский тест”. Ребенок должен дотронуться правой рукой до левого уха, проведя руку над головой. Малыш четырех-пяти лет не может этого сделать — руки еще слишком коротки. Результат этого теста достаточно точно характеризует именно биологический возраст ребенка, ибо отражает не просто характеристику развития скелета, а нечто гораздо более важное — степень морфофункциональной зрелости организма. В первую очередь это связано с уровнем созревания нервной системы и способностью головного мозга воспринимать и перерабатывать информацию.

Если ребенок кажется вам неуклюжим — все время что-то задевает, “не вписывается” в проходы, падает со стульчиков, ступенек и не может пройти по бровке более двух шагов, — также стоит задуматься: ведь не только мелкая, а и общая моторика говорит об общем здоровье и способности к обучению вашего малыша. Общая моторика — база для развития пространственного мышления, ориентации в пространстве, чувства расстояния. Прежде всего, детям необходимо много двигаться, играть в подвижные игры, развивать координацию движений. Ребенок должен глазом чувствовать расстояние, рукой — вес, ощущать напряжение мышц, чтобы бросить какой-либо предмет с определенной силой, добросить его на нужное расстояние, попасть в цель. Он должен чувствовать, что если делает большие шаги, то их нужно меньше, чтобы дойти до цели. А если маленькие — то больше. К школьному возрасту малыш уже должен ориентироваться, где право и лево, иметь основные навыки самообслуживания.

Также стоит обратить внимание на смену молочных зубов — к школьному возрасту должно поменяться от двух до шести зубов. Не лишним будет не для справки, а реально проверить слух и зрение, посетить логопеда.

В Германии, например, вопросами готовности детей к школьному обучению занимаются организации, не имеющие непосредственного отношения к школам. Такое спецучреждение, где тестируют всех первоклассников, больше похоже на поликлинику, нежели на школу. А одним из участников отбора является врач, который проверяет зрение, слух моторику, координацию движений, интересуется жалобами на физическое здоровье и динамикой развития ребенка.

2. Первая учительница. Лично я считаю, что ребенку нужно выбирать не школу, а учителя. Личность первого учителя необычайно важна для формирования как положительной мотивации к обучению, так и для позитивного восприятия школы. Как правило, те, у кого именно первая учительница была мудрой и терпеливой, сохраняют приятные воспоминания о школе на всю жизнь. Хороший учитель способен сгладить все шероховатости вступления в школьную жизнь, в чем, собственно, и заключается профессионализм. Задача первого учителя — не только научить читать и писать, но и научить любить школу, относиться с уважением к ее правилам и традициям, делая это тактично и ненавязчиво. Следует понимать, что это — первый человек, вносящий оценочность в жизнь ребенка (ее все равно не избежать), и важно, чтобы ребенок ощущал справедливость этой оценки. А родителям, при любом раскладе, советую не подвергать личность учителя критике, осуждению. Авторитет учителя, подвергнутый критике со стороны родителей, ребенку уже не восстановить никогда. Более того, даже перейдя в другую школу, такой ребенок может продолжать отзываться обо всех учителях плохо. Необходимо также сохранять с учителем правила субординации, не переходить на “ты”, даже если сам учитель вроде как “не против”. Придерживаемся важного правила: врачи и учителя — всегда на “вы” и всегда по имени-отчеству.

3. Психологическая готовность, мотивация. Как правило, психологическая готовность определяется желанием или нежеланием малыша идти в школу. Увы, но большинство современных детей быстро понимают, что у них нет выбора, ходить или не ходить, и в школе они быть обязаны. И это ощущение — “я должен, у меня теперь нет выбора” — само по себе способно убить любое желание. Поэтому важно отличать собственное желание ребенка от желаний его родителей, которым ребенок пытается угодить, и вслед за ними повторяет: “Да. очень хочу в школу!”. Учитывайте, что свое желание или нежелание ребенок уже может мотивировать. Для этого стоит спросить: “Почему ты хочешь в школу?”. Если он отвечает, “потому что надо”, “мама так хочет” или “потому что портфель красивый”, то, возможно, у ребенка еще нет понимания того, чего он действительно хочет. Правильная мотивация, например, — “потому что там интересно”. Но мотивация может быть и отрицательной: “чтобы родители не ругались, не огорчались”, “чтобы надо мной не смеялись, что я такой большой и в школу не хожу”. Мотивировать ребенка следует не в виде “толкания в спину”, а, скорее, в виде показа перспектив, пробуждения интереса.

Важно понимать, что эстетика школьного помещения, процент поступления учащихся в вузы и прочие, кажущиеся крайне важными, факторы, имеют значение, но комфорт, который испытывает ученик начальной школы в классе, становится ключевым в любви к учебе, и этот комфорт родители в силах ребенку предоставить.

Как пройти собеседование и не возненавидеть школу?

Несмотря на то, что всевозможные околошкольные издательства печатают разнообразные методички по нормам готовности к школе детей шести-семи лет, на данный момент нет унифицированных правил приема в школу. Каждая школа самостоятельно утверждает свои правила приема в районном управлении образования, и, в погоне за одаренными первоклассниками, школы модифицируют тестовые задания по своему усмотрению — на свой страх и риск. Родители поступивших малышей охотно делятся вопросами и заданиями, которые давали их чаду на собеседовании с теми, кто поступает после них, а школы пытаются по возможности их менять. Среди родителей ходят целые легенды о сложности и уместности вопросов. Самым необычным вопросом, о котором мне поведали родители, был: “Кто такой Ленин?”. Не удивляйтесь, вопрос был задан первокласснику в 2012-м, и его родители тоже затруднялись с ответом. Сложно понять только смысл вопроса. Какие знания пытались проверить в школе? И захотят ли родители отдать ребенка в школу, где данный вопрос до сих пор актуален?

Главное правило собеседования — оно должно соответствовать возрасту ребенка, т.е. шести годам.

В шесть лет ребенок имеет свои особенности восприятия, памяти, внимания, общей и мелкой моторики, логики, способности к систематизации.

В этом возрасте ребенок должен знать свое имя, фамилию (отчество — не обязательно!), как зовут родителей. Должен назвать город, в котором живет, свой адрес, хотя многие родители справедливо учат детей не называть чужим людям свой адрес, а незнакомые люди на собеседовании — потенциально чужие. Как правило, дети этого возраста неплохо ориентируются в профессиях и знают, чем люди определенных профессий занимаются на работе (например, врач или почтальон). О том, кем работают родители, в некоторых ситуациях спрашивать некорректно, ибо у большинства это может вызвать подозрение, что школа интересуется социальным статусом семьи. Да и многие дети не всегда посвящены в тонкости работы родителей в силу тех или иных причин, что вовсе не указывает на их несостоятельность в роли первоклассников. Чаще всего дети ответвят, что их папа и мама работают “на компьютере”, что, по сути, будет чистой правдой.

Ребенок должен ориентироваться во временах года, называть их приметы, понимать, чем они отличаются друг от друга, узнавать их на картинках. Знать названия месяцев ребенок не обязан! Впрочем, как и порядок дней недели. Эти знания ему достаточно быстро привьет школа, когда научит пользоваться дневником. Первоклассник должен знать домашних и диких животных, птиц, приблизительно знать, где они живут, но понимать, кто такой пингвин — “птица или животное, и если птица, почему не летает, а если животное, то зачем ему крылья” — НЕ обязан! А если знает — то это просто приятный бонус школе, не более того.

Возможно, ребенку дадут задание обобщить названия предметов (например, стол, стул, диван, шкаф) или выделить “лишний” предмет среди четырех похожих. С такими заданиями дети справляются легко, несмотря на опасения родителей.

На собеседовании ребенку могут дать задание на внимание, например, “Переплетенные линии” — что-то похожее на лабиринты. С лабиринтами малыш должен разобраться без помощи пальцев и ручки. Могут дать лист с рядом похожих картинок — набор кружочков и треугольников, которые нужно как-то пометить, например, зачеркнуть все имеющиеся на листе кружочки. Возможно, вместо этого будут задания — найти отличия в двух картинках. Эти задания могут выполняться на время. Двух заданий на проверку одинаковых навыков быть не должно.

Могут быть комплексные задания, проверяющие несколько навыков — внимание, знание фигур, умение систематизировать. К таким относятся картинки, где нужно найти недостающий элемент.

Задание на проверку памяти включает шесть слов на слух, и девять предметов малыша попросят запомнить зрительно. Это возрастная норма. Небольшой стих наизусть в шесть лет должен помнить любой ребенок. В детском саду без заучивания стихов никак не обходится, да и дома малышу заботливые родители часто читают стихи вслух.

В шесть лет ребенок свободно различает цвета, фигуры (не объемные!), может сложить небольшой рассказ по картинкам. Эти задания присутствуют практически на всех собеседованиях.

Малыша могут попросить нарисовать человека. Как правило, мальчик рисует мальчика, девочка — девочку. Этот рисунок определяет социальную зрелость, и чем больше на нем деталей — тем лучше. Рисовать человечка с ребенком — нормальное времяпровождение заботливых родителей, так что малыш вполне справиться, если вы с ним дома рисовали. Могут попросить просто перерисовать несложные фигуры или скопировать текст. Именно скопировать, а не переписать. Читать этот текст не обязательно. В этом задании педагога интересует владение ребенка рукой и готовность к письму.

Препятствием к поступлению в языковые школы могут стать логопедические проблемы, и их важно решать со специалистом-логопедом, поскольку даже при обучении на родном языке у ребенка могут возникнуть сложности, если он неправильно слышит или идентифицирует звуки, что приводит к ошибкам при письме. А логопед знает, как с этим справиться.

Следует помнить, что напичкать малыша информацией вам, возможно, и удастся, но запомнить он может только то, что понимает.

А самым важным в этом небольшом испытании является ваш и ребенка настрой, вера в собственные силы и ваша заботливая поддержка.

В школе будут учиться все!

Стаття згідно оригіналу:
http://gazeta.zn.ua/family/samoe-vazhnoe-dlya-uspeshnogo-obucheniya-v-shkole-_.html

Ювілейний рік І. Франка

Ювілейний рік І. Франка
Компьютерные обучающие программы для школьников

Календар подій

Календар свят і подій. Листівки, вітання та побажання

Погода

Громадська організація “Ла Страда-Україна”

Громадська організація “Ла Страда-Україна”

Наші партнери

 Освітня карта Києва

Центр развития личности Всеукраїнська безкоштовна шкільна освітня мережа
Всеукраїнський науково-практичний журнал Директор школи ліцею гімназії
Освітній портал «Педагогічна преса»
Портал освітян України «ПЕДРАДА»
V Національна виставка-презентація «Інноватика в сучасній освіті»
Сьома  Міжнародна виставка «Сучасні заклади освіти» та Третя Міжнародна виставка закордонних навчальних закладів «World Edu»

Відповідальний
за роботу в школі інспектор Сектору ювенальної превенції
Дніпровського УП, лейтенант поліції

Крупеня
Олексій Вікторович

Телефон для зв'язку:
097-123-51-92